www.Cancer.ic.ck.ua
Лучший гуманитарный проект

по итогам 4-го Международного форума "HI-TECH 2003"

(подробнее).

Поиск по сайту. Домой.Карта сайта.E-mail

Рак...Жизнь продолжается!

 

Просто и доходчиво о том,
что действительно нужно знать:
 

  Вступление. Цели и задачи сайта.

  Общие сведения об онкологических заболеваниях.

  Причины возникновения и способы профилактики.

  Проявления, диагностика и лечение разных форм рака.

  Новые, перспективные методы диагностики и лечения.

  "Вы скажите где больница. Я туда пойду лечиться..."

  Уход за больными онкозаболеваниями.

  Как сделать жизнь больного раком полноценной.

  Письма больных, их родственников и знакомых.

  Рекомендуемые ресурсы интернет по онкологии.

  Новости сайта. Последние опубликованные статьи.

  Подробнее о нас и наших услугах.

  Структура сайта.

 

Наши партнеры:

Инфоком, Черкассы

Украинский медицинский каталог.

 

Статья раздела  Сменить язык просмотра на УКРАИНСКИЙ  

"Как сделать жизнь больного раком полноценной"

Принципы взаимоотношений с онкологическими больными

Больной - понятие отвлеченное. Есть, например, Семен Яковлевич или Инесса Павловна, определенные и конкретные лица, которых настигла болезнь, в данном случае - злокачественная опухоль. И лечению будут подвергаться не абстрактные больной желудок, легкое, молочная железа, а конкретные люди, страдающие каждый по-своему, каждый со своей собственной реакцией, различной от других сопротивляемостью, различным взглядом на болезнь и на медицинских работников.

 

От взаимоотношений этих конкретных лиц с медицинскими работниками и близкими ему людьми в процессе лечения, от особенности нервной системы и сопротивляемости заболевших, от квалификации и искусства медицинских работников зависят процесс лечения, эффективность и лучевой терапии, и произведенной радикальной операции. Имеют значение не только индивидуальные качества человека, подвергающегося лечению, но и его окружающих. 

 

Какими должны быть эти взаимоотношения, чтобы создалась самая благоприятная обстановка на все время лечения больного, а если необходимо - и на все время дальнейшего наблюдения и ухода за больным? Этим вопросом занимается специальная наука - деонтология (от греческого деон - должное), наука о поведении медицинского персонала. Вопрос о должном поведении медицинского персонала, о наиболее благоприятных для лечения взаимоотношениях между врачом и больным занимал еще врачей древности. Замечательный врач древней Сирии Абуль Фарадж предложил даже математическую формулу взаимоотношений врача с больным. Он говорил своему больному: "Нас трое - я, ты и болезнь; если ты будешь на моей стороне, нам двоим будет легче одолеть болезнь". Неплохая формула, доказывающая необходимость союза против общего врага - болезни. Но всякий союз действителен, когда он основан на взаимном уважении и стремлении защищать интересы партнера.

 

Зависимость онкологического больного от медиков всегда есть. Он часто не может обойтись и без помощи родственников. Часто больные чувствуют себя неполноценными и униженными болезнью. Своим отношением к больному окружающие должны сглаживать эту зависимость и строить отношения с больным на взаимном уважении.

 

Но есть и другая опасность несоблюдения правильных взаимоотношений с больными, особенно если больной с сильным, но неуравновешенным типом нервной системы, признающими лишь авторитетных лиц и относящихся без необходимого уважения к окружающим. Такие больные требуют для себя особого, повышенного внимания. При всем уважении к больному и искренней доброжелательности неуважительного отношения к себе допускать нельзя. Это вредно для процесса лечения, снижает эффективность наблюдения и ухода. При первых признаках неуважения со стороны больного необходимо сразу же изменить тон во взаимоотношениях с ним. Они должны быть четкими и лаконичными, лишенными недомолвок, сомнений, не допускающими дискуссий по проводимым манипуляциям. При необходимости следует прибегнуть и к повелительным наклонениям, не допускать пререканий, не вовлекаться в спор с больным.

 

Если решительно не восстановить правильных взаимоотношений с больным, можно из союзника в борьбе с болезнью превратиться в союзника больного по нарушению предписанного врачом режима или в молчаливого соучастника совершения действий и приема средств, не рекомендованных врачом и без его ведома. Потакание больному или фамильярность с ним так же недопустимы, как бессердечие и грубость.

 

При любых сомнениях в правильности взаимоотношений с больным или при возможных конфликтах необходимо посоветоваться с врачом онкологам.

 

Медицинские работники обязаны понимать заболевших и ориентироваться в изменениях их психики. Изменения в психике заболевшего злокачественной опухолью могут наступить задолго до проявления болезни. Заболевший еще не чувствует боли, а кора головного мозга уже получает сигналы с места начинающегося опухолевого процесса.

 

Всякое заболевание отражается на психике больного. При онкологических заболеваниях это выражено более четко. Симптоматика развивающегося опухолевого процесса не кратковременная, а длительная и нарастающая. Это вызывает тревогу. Длительные боли или нарушения функции важных органов (тошнота, отсутствие аппетита, тяжесть в области патологического процесса и др.) делают человека раздражительным, капризным, трудным для семьи и коллектива.

 

Л. Н. Толстой в повести "Смерть Ивана Ильича" художественно и верно нарисовал картину постепенного изменения характера человека, заболевшего злокачественной опухолью желудка. Спокойный и выдержанный Иван Ильич Головин, заболев, стал ощущать неприятный вкус во рту, дурное расположение духа, которое все усиливалось, стало портить установившуюся было в семействе Головиных приятную, легкую и приличную жизнь.

 

Скрытое, незаметное для больного воздействие на центральную нервную систему очага злокачественного роста вызывает у многих заболевших беспричинную психическую депрессию. Этот факт давно подмечен клиницистами. Он учитывается ими при диагностике рака внутренних органов. Психическая депрессия является одним из признаков начальной стадии рака желудка, легких, кишечника, шейки матки и входит в синдром "малых признаков рака", предложенный академиком А. И. Савицким для ранней диагностики рака. Психическую депрессию больных должны иметь в виду и члены семьи при взаимоотношениях с онкологическими больными. Это облегчит понимание многих поступков больного.

 

Не менее важными, вызывающими глубокие изменения психики больного, являются раздражители, поступающие в кору головного мозга через вторую сигнальную систему посредством слова. Слово оказывает непосредственное воздействие на кору головного мозга, на высшую нервную деятельность человека, являясь в одних случаях мощным лечебным фактором, а в других - причиной психической травмы.

 

Больной, 55 лет, в послеоперационном периоде перенес острое психическое расстройство от случайно услышанной им оценки произведенной ему операции: "мартышкин труд". 

 

Другой больной, адвокат Г., при очередных контрольных осмотрах всегда подбадривал онколога: "Чувствую себя хорошо. Почти не худею. Еще пару курсов и выздоровею, я - двужильный, не поддамся!".

 

Почему такая разница в поведении больных? Первый, по классификации И. П. Павлова, принадлежит к категории людей со слабым типом высшей нервной деятельности. Второй - представитель сильного типа высшей нервной деятельности. Онкологические больные со слабым типом высшей нервной деятельности легко ранимы неосторожным словом. Они часто подвержены страху заболевания, нуждаются в моральной, психической поддержке, охотно выслушивают успокаивающие слова онколога и близких. Подход к ним должен быть осторожным. Любое заключение нужно высказывать после предварительного выяснения степени имеющейся у него информации. Более благоприятны в этом отношении больные сильного типа нервной деятельности с некоторой инертностью нервных процессов, медлительностью их. Они труднее выводятся из равновесия, не дают бурных реакций.

 

Абсолютно чистых типов высшей нервной деятельности человека нет. В каждом имеется лишь преобладание того или другого типа. Об этом надо помнить, это предупредит нанесение психической травмы заболевшему, позволит лучше понять больного.

 

Злокачественные заболевания тревожат всех. Несколько десятков лет назад население сельских и отдаленных районов не знало подробностей о них. Слово "рак" не вызывало тяжелых переживаний. Культурный уровень теперь высок. Все знают об этом заболевании и, к сожалению, преувеличивают его опасность. Теперь опасаться травмирующего влияния диагноза надо у всех. Разница лишь в силе и продолжительности травмирующего влияния, в характере ответной реакции. У одних эта реакция выражена резко и видна во встревоженных и перепуганных глазах. У других не заметно никакой реакции во внешнем проявлении за счет умения владеть собой, за счет сильного уравновешенного типа высшей нервной деятельности.

 

В. А. Ромасенко и К. А. Скворцов в своей монографии приводят выдержку из дневника педагога М., заболевшей раком молочной железы: "...случайно нашла на груди довольно большую опухоль и сразу появилась какая-то уверенная мысль - это рак. Эту ночь я не спала. Это даже не был страх, а какая-то тупая сильная боль в голове, угнетение, растерянность и вопрос неизвестно к кому: почему на меня свалилось еще и это? За что? Пять суток я пролежала как во сне, оглушенная".

 

Инженер В., 66 лет, ветеран воины, руководитель крупного учреждения с несомненно сильным и уравновешенным темпераментом, казалось, спокойно перенесший диагноз и тяжелое радиохирургическое лечение по поводу рака языка, спустя три года после излечения рассказал, как он перенес первые дни заболевания, какие мысли и чувства владели им. Вот его рассказ: "Снимая зубной протез, случайно пальцем задел какое-то уплотнение языка. Долго рассматривал в зеркало - ничего не обнаружил, а под пальцем совершенно отчетливо чувствую твердость края языка. Решил показаться врачу. Этой ночью - тяжелый сон. Чувствую, как наяву: язык во рту растет, растет, уже не помещается во рту, душит меня. В голове кто-то внушает: рак, рак, рак. Проснулся в поту. Ощупал язык. Ничего нет. Через неделю, выступая на совещании, почувствовал что-то неладное с языком. Неловко повернул и ощутил - в нем опухоль. С этого дня начал часто осматривать и ощупывать язык, носить с собой зеркальце. Убеждался - опухоль есть, она даже увеличивается. Решал каждый день пойти к врачу. Но каждый раз откладывал. Внутренне был почему-то уверен - это рак. Спасения нет, мне конец и мучительный".

 

Медицинские работники и близкие должны ориентироваться в особенностях психики онкологического больного. Под внешней оболочкой спокойного уравновешенного человека может скрываться и его внутренняя озабоченность, настороженность или растерянность.

 

Требуют внимания и понимания не только впервые заболевшие, проходящие обследование. В нем нуждаются и закончившие радикальное лечение из III клинической группы. Они практически здоровы физически. Состояние же нервной системы и психики их имеет ряд особенностей. Они пережили тревогу заболевания, опасения возможного диагноза, госпитализацию в онкологическом стационаре. Перенесли тяжелое оперативное вмешательство, лучевое или комплексное лечение. Их тревожит вопрос о стойкости излечения (надолго ли?), перспектива предстоящей инвалидности, изменения социального и семейного положения.

 

Н. Н. Симонов и А. В. Гнездилов изучили 195 больных, закончивших радикальное лечение в онкологическом институте. У всех исследуемых больных были обнаружены изменения о психической сфере в виде тревожно-депрессивного, тревожпо-ипохондрического, дисфорического, астенодепрессивного симптомов.

 

Особенно выражены изменения в психическом статусе больных, подвергшихся операции экстирпации гортани, прямой кишки, ампутации конечности, тотального удаления желудка и у молодых женщин после ампутации молочной железы, интенсивной гормональной терапии.

 

Проверка состояния этих излеченных каждые 3 мес. (в первые годы после лечения, реже в последующие годы) сопряжена всегда с тяжелыми переживаниями и страхом возможного обнаружения рецидива или метастаза.

 

В первые годы после радикального лечения всех больных беспокоит опасность рецидива и метастаза. Они - постоянные слушатели лекций о раке, читатели онкологической популярной и часто специальной литературы. Проявляют интерес к всевозможным народным "противораковым" средствам и диетам. Многие сохраняют связь с соседями по палате или с больными подобным заболеванием, следят за их состоянием, тяжело переживают их неудачи.

 

С течением времени, когда опасность рецидива и метастаза все более отдаляется и затем исчезает совсем, у больных появляется мысль, не стали ли они жертвой профилактики, чрезмерной врачебной бдительности и перестраховки. Они часто конфликтуют с онкологическими работниками, отрицательно действуют на вновь заболевших.

 

Больная Т., 27 лет, после обследования онкологом была направлена в онкологический диспансер для радикального лечения по поводу рака правой молочной железы. На госпитализацию явилась через 3 мес. Выяснилось, что на приеме в онкологическом кабинете она познакомилась с больной С., оперированной несколько лет тому назад по поводу рака молочной железы и убежденной, что является жертвой бдительности врачей, их перестраховки. Она уговорила больную не спешить на операцию, принимать пилюли тестостерона, которые будто бы спасли ей другую грудь. Убедившись, что рекомендованные пилюли не излечивают, опухоль не уменьшается, больная Т. явилась за повторным направлением на операцию.

 

Неизмеримо чаще излечившиеся больные оказывают положительное влияние на других, вселяют уверенность в излечение, в могущество лучевого или хирургического лечения. Многие из них являются активными и незаменимыми помощниками онкологов в их профилактической деятельности, в проведении профилактических осмотров и, особенно, в убеждении отказавшихся от оперативного лечения своим собственным примером - самым действенным средством агитации. В особенности ценны больные, закончившие лечение 10, 15 или 20 лет назад, состояние которых и общий вид хорошие.

 

Неизлечимые больные IV клинической группы, в которую перешли в связи с выявленной генерализацией процесса, после перенесенного оперативного вмешательства или радикального лучевого лечения, стремятся уйти от истинного понимания своего положения, сравнительно легко поддаются убеждению о случайности появившегося осложнения и отсутствия связи его с ранее перенесенным заболеванием. Их в этом убедить не представляет большого труда.

 

Взаимоотношения с онкологическими больными имеют много специфического. Довлеет необходимость маскировки диагноза, заставляющая быть всегда начеку, в состоянии постоянного самоконтроля: не сказать лишнего, не забыть сказанного ранее.

 

Вопрос о диагнозе является одним из центральных в онкологической деонтологии. Ведь с этим диагнозом население связывает понятие - неизлечимость, обреченность, безнадежность. Это не всегда соответствует действительности. Злокачественные новообразования в ранней стадии излечиваются полно и надежно. Несмотря на пропаганду излечимости, слово "рак" действует угнетающе. Поэтому в онкологической практике принято во взаимоотношениях с больными диагноз "злокачественная опухоль" не употреблять и не сообщать.

 

Не все больные находятся в неведении относительно своего диагноза. Многие знают его. Не всем больным необходима маскировка диагноза. Многие стойкие люди могут принять его и принимают без тяжелых психических переживаний. Для многих неуверенность, подозрение хуже определенности. Но эти особенности больных могут быть известны только врачу-специалисту, ведущему данного больного. Только он может отступить от общепринятых правил ограждения больного от травмирующего влияния диагноза злокачественной опухоли. Медицинской сестрам и родственникам больного этого делать не рекомендуется.

 

Демобилизованный офицер С. заболел опухолью Юинга и через онкологический кабинет в Москве был направлен на лучевое лечение, которое он принимал амбулаторно, переносил хорошо, опухоль стала заметно уменьшаться. Он часто посещал онкологический кабинет поликлиники, был в хороших отношениях с онкологической патронажной сестрой. Ему удалось узнать от сестры, что у него саркома. Через несколько дней больной запил, бросил лечение и уехал к себе на родину.

 

Многие больные знают и сравнительно легко переносят диагноз, свыкаются с ним. Но это не должно притупить бдительность. В отношении диагноза надо быть особенно осторожным, не давать втягивать себя в разговоры о нем. "Вопросы диагноза и прогноза находятся в компетенции врача",- вот ответ, который может и должен оградить от ненужного разговора.

 

Ограждать больного от травмирующих психику факторов - обязанность тех, кто ухаживает за больным. Отвлекать его от болезни, стараться переключить его психику на другие впечатления, интересы - оздоровляющий фактор. Отвлекать, но не представлять болезнь как легко преодолимое временное заболевание. Эта тактика не достигает успеха. Больные этому не верят и раздражаются, видя, что их принимают за доверчивых простаков.

 

Грубый обман раздражает больного. Чтобы искусно отводить его от диагноза, надо знать и помнить все сказанное ранее. Больные помнят ранее сказанное врачом или родственниками, а те часто забывают. Обман раскрывается и ведет к стрессовым реакциям. В отношениях с больными необходимо быть правдивым. Правда способствует взаимному уважению, пониманию и благодетельному действию психотерапии. Но речь идет лишь о правде, полезной больному.

 

Все сведения, которые могут и должны оказывать положительное влияние на больного, должны ему сообщаться. Все то, что в какой-либо степени может оказать отрицательное действие, больному сообщать нельзя. Нельзя входить в детали. Больным они не нужны. Например, снижение гемоглобина в пределах допустимых ошибок подсчета может расстроить больного; снижение количества лейкоцитов на число, вполне допустимое при лучевой терапии, может вызвать панику. Такую правду незачем сообщать больному.

 

- Анализ соответствует лечению - это будет правда.

 

- По Вашему анализу видно, что лечение оказывает нужное действие - здесь нет лжи, значит нет опасности и разоблачения ее.

 

Перечислить все правила взаимоотношений с больными на все случаи жизни невозможно. Этого и не требуется: Если онкологические работники и родственники, искренне желают оказать посильную помощь и с любовью относится к своим подопечным, она всегда найдет нужное слово.

 

О некоторых больных нужно проявлять постоянную заботу, периодически подбадривать их. Каждое лишнее посещение онколога для них благодетельно. Для других - источник беспокойства, показатель неблагополучия в их здоровье, каких-то наступивших ухудшений.

 

Но при всех состояниях больных, при любом их настроении благожелательность, бескорыстие, искреннее участие и любовь к больному всегда находят путь к его сердцу. Любовь к больному помогает установить самые благоприятные взаимоотношения с ним и делает наиболее эффективными все лечебные мероприятия и манипуляции, но не заменяет их. Онкологический больной требует часто повседневного, тяжелого, иногда неэстетического труда по уходу, часто энергичных организационных действий, санитарно-профилактических мероприятий.

 

Смотри так же:

Когда рак только подозревают.

Реабилитация больных прошедших радикальное лечение.

Вопросы, часто задаваемые больными.

Организация радикального лечения.

Значение ранней диагностики и лечения.

Причины случаев запущенности онкозаболеваний.

Как преодолеть чувство беспокойства.

Письма больных, их родственников и знакомых.

 

Другие наши проекты:

Создание персональных сайтов. Быстро! Дешево! Красиво!

  В начало Раздела.ДомойКарта сайтаE-mailВ начало страницы.

Разработка, наполнение и поддержка врача С. Бондарева,  Украина,  Черкассы
www.sb-studio.com.ua/sb.htm
С предложениями и пожеланиями по оформлению и наполнению обращайтесь:
s-bond@ukr.net 

Aport.ru Украинская баннерная сеть